Интервью Председателя Правления Банка МФК Игоря Антонова Национальному банковскому журналу

«И для процветания экономики, и для улучшения жизни наших сограждан необходимо сохранять коммерческую независимую банковскую систему»
Игорь Антонов, председатель правления АО АКБ «Международный финансовый клуб».

Игорь, как Вы оцениваете темы, поднятые на Съезде для обсуждения, и какие из них Вы бы лично выделили в качестве приоритетных?

Главная тема съезда — это цифровая экономика. Вторая тема, которая звучала в выступлениях и основных спикеров, и тех, кто выступал после них — каким образом достичь тех целей, которые поставил президент страны к 2025 году, и за счет чего это можно сделать.

Альтернативы цифровизации нет. Я согласен с тем, что если банки не обратят внимания на проблему оцифровки своего бизнеса (будь то расчеты, платежи, любые другие сделки, например, связанные с кредитованием клиентов и их идентификацией), то конкуренты уйдут вперед. Тот, кто не затратит на это сейчас соответствующие средства, останется с большими накладными расходами по обслуживанию всех бизнес-процессов и, в конце концов, проиграет в конкурентной борьбе. Поэтому здесь точно альтернативы нет, вопрос поставлен правильно. И мы все должны в рамках Ассоциации российских банков, в рамках каждого банка, вместе с Центральным банком найти правильное решение и на законодательном и на исполнительном уровнях. Необходимо создать условия для того, чтобы банковская система России оказалась в числе первых в мире «оцифрованных» банковских систем.

Что касается дальнейшего развития банковской системы, здесь тоже альтернативы нет. Мы понимаем, что банковская система — это кровеносная система организма, и без нее невозможно выполнить задачи, поставленные президентом страны на период до 2025 года. Если говорить об этих задачах, то, во-первых, речь идет о производительности труда, надо каждый год увеличивать ее на 5%. Это увеличение ВВП на душу населения на 50% к 2025 году, и значительное увеличение доли малого и среднего бизнеса. Повторюсь, эти три задачи решить без банков — и особенно малых и средних по размеру активов финансово-кредитных организаций — просто невозможно. Альтернативы им в данном контексте нет, и быть не может.

Но как раз эти банки чувствуют себя не слишком хорошо, они еще не оправились от последствий кризиса, не так ли?

Возможно, и вы правы, но мы должны признать, что кризис 2014 года пройден. Прошлый год показал рост и активов, и доходов банковской системы. В то же время, есть и другой нюанс: тот же 2017 год показал значительный рост государственного участия в банковском секторе. Есть различия между государственным способом ведения бизнеса и частным, коммерческим способом. И если сравнивать, где выше производительность, то не в обиду это будет сказано нашим государственным органам, этот параметр выше в частном секторе. Мы должны все вместе — с Ассоциацией российских банков, с Центральным банком, другими органами и каждый на своем месте — найти способы и возможности поддержать коммерческий банковский сектор, который призван сыграть свою значительную роль в развитии нашей страны.

Возможно ли, по Вашему мнению, в нынешней ситуации создание условий для равной конкуренции между частными и госбанками? Какие шаги надо предпринять, чтобы это стало возможным?

Если это не будет возможным, то частный банковский сектор умрет и у нас останется шесть больших государственных холдингов, плюс седьмой игрок — это банки с иностранным участием. Потому что основная проблема, которая сейчас существует — это отсутствие равного доступа к денежным ресурсам. Для малого или среднего банка на сегодняшний день средняя стоимость привлечения ресурсов составляет около 7%, кроме того 2% надо добавить на административно-хозяйственные расходы и содержание банка. Плюс к этому минимум 1-1,5% — это резервы, т.е. стоимость рисков. В результате получается уже 10,5%. И если хотя бы 1% направить акционерам в виде прибыли, то налицо ставка выше 11%. Сегодня выступающие говорили, что для промышленных предприятий ставка по кредиту в 7-8% — это уже много.

Точной информации нет, но, по некоторым сведениям, средняя ставка привлечения ресурсов для госбанков значительно меньше этих 7-8%. Поэтому основная проблема — это все-таки равный доступ к ресурсной базе, вернее, его отсутствие на данный момент.

А что касается вопросов надзора и регулирования?

Вопросы регулирования касаются всех банков, и это особенно ощущается, когда речь идет, например, о резервах. Я готов согласиться с Гарегином Ашотовичем по вопросу о поэтапном досоздании резервов, в случае необходимости, и о пересмотре подхода к политике резервирования. Следует понимать, что перерезервирование также опасно, как и недорезервирование, поэтому здесь надо искать золотую середину. Как я понял из выступлений руководителей Центрального банка, они нас слышат, и я надеюсь, что наше мнение будет учтено в нормативных актах регулятора.

И для процветания экономики, и для улучшения жизни наших сограждан необходимо сохранять коммерческую независимую банковскую систему, для этого, конечно же, нужна политическая воля руководства страны и направленные на достижение этой цели действия регулятора.

Верите ли Вы в то, что переход от «карательного» к превентивному надзору улучшит положение дел на банковском рынке?

Верю на 100% и считаю, что альтернативы такому подходу нет.

Какие перемены ожидают наш банковский рынок в связи с переходом к цифровой модели экономики?

Вырастет скорость обслуживания клиентов, например, скорость открытия счетов. Усилится безопасность. Все-таки, помимо скорости платежей главным преимуществом цифровых расчетов должна являться безопасность платежей. Тем более, если они будут строиться на тех принципах и платформах, о которых мы сегодня слышали, в частности, на принципах блокчейна.

Какие темы и вопросы из тех, которые не были пока подняты на Съезде, Вы считаете важным обсудить на этой или других площадках?

Таких вопросов, конечно, много, но я, в первую очередь, хотел бы отметить, что на главный вопрос — в каком направлении развиваться банковская система дальше — Съезд как раз дал ответ. Второе, что хотелось бы отметить — это проблемы регулирования деятельности банковской системы с прицелом на то, чтобы не загубить, а помочь развить частный банковский сектор.