Новый банк Михаила Прохорова займется консалтингом и сбором долгов

Журнал «Компания» № 574
12 октября

Группа «Онэксим» Михаила Прохорова создает финансовый институт, объединяющий функции инвестбанка, консалтинговой компании, private banking и коллекторского агентства. Смогут ли структуры подобного типа прижиться на российской почве?

За известным финансистом Михаилом Прохоровым закрепилась репутация «счастливчика»: в то время как все активы из-за кризиса подешевели, у Прохорова благодаря удачному «разводу» с компаньоном Владимиром Потаниным деньги имелись. Эти средства и позволили ему начать «наступление на всех фронтах» — на банковском рынке, в страховом секторе, а также войти в долю инвестбанка «Ренессанс Капитал».

В банковский сегмент группа Прохорова решила внедряться не прямым путем. Когда в сентябре 2009 года было объявлено о приобретении «Онэксимом» небольшого АПР-банка и создании на его базе банка «МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФИНАНСОВЫЙ КЛУБ» (МФК), ничего не предвещало сюрпризов. АПР-банк специализировался на банковском обслуживании малых и средних предприятий и кредитовании реального сектора. Представители «Онэксима» вполне предсказуемо заявили, что собираются превратить МФК в опорный банк группы и одну из крупнейших финансовых структур России.

Когда недавно председатель совета директоров МФК Александр Попов озвучил планы своей структуры, выяснилось, что банк вовсе не горит желанием завоевать достойное место в традиционных сегментах профильного рынка. Финансовый кризис и, в частности, рост объемов просроченной задолженности сделали рынок кредитования непривлекательным в глазах его новых участников. Поэтому решено построить банк нового типа — такой, который, с точки зрения традиционной модели, не ошибается, потому что ничего не делает.

Трехглавый дракон

Сегодня кредитный портфель МФК составляет около $100 млн, это около 17 — 18% его активов. И расти этот показатель, по-видимому, не будет. Как заявил «Ко» глава банка Александр Попов, на рынке пустует ниша тех, кого в инвестиционно-банковском бизнесе называют «белыми рыцарями». Тех, кто приходит на выручку находящимся в тяжелом положении компаниям. Таким образом, первым направлением деятельности «Международного финансового клуба» будет комплексная помощь предприятиям по решению проблемы их кредиторской задолженности. Однако, поскольку МФК сторонится кредитов, это не будет означать простого рефинансирования долгов, скорее, речь пойдет о консалтинге и, возможно, операциях с активами должников. Первым клиентом МФК по данному направлению стала обремененная долгами девелоперская компания Mirax Group Сергея Полонского.

Вторым направлением, или, как выражается Александр Попов, мейнстримом в деятельности МФК будет private banking, то есть комплексное банковское обслуживание и управление средствами состоятельных клиентов. Здесь за образец для себя МФК берет специализирующиеся на private banking старые швейцарские кредитные учреждения, такие как Lombard Odie. По мнению Александра Попова, в России очень велик дефицит институтов, способных предоставить клиентам высокую надежность и отличное качество сервиса. Впрочем, рынок нельзя назвать пустым — работать в прайвет-сфере пытаются все крупнейшие российские банки и инвесткомпании. По данным du.investfunds.ru, лидерами в сфере доверительного управления капиталом являются такие структуры, как «Ренессанс Капитал», «Тройка Диалог», «Открытие», «Уралсиб» и «КапиталЪ».

Сегодня на VIP-обслуживании в МФК находится около 400 клиентов, однако банк не раскрывает, какую долю среди них составляют акционеры банка и группы «Онэксим». Именно для развития направления private banking МФК строит свою филиальную сеть. Уже функционируют филиал в Красноярске и два отделения в Москве и Подмосковье, в 2010 году запланировано открытие филиалов в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге и Владивостоке.

Наконец, третьим направлением деятельности МФК будет помощь существующим российским коммерческим банкам в «расчистке» их балансов от «плохих» долгов. В частности, МФК может предоставлять свои юридические ресурсы для взыскания просроченной задолженности. Но еще важнее — МФК будет скупать пакеты кредитов, в том числе и просроченных. А поскольку банк не хотел бы портить свой баланс чужими «плохими» долгами, для их скупки предполагается создать специальный инвестиционный фонд, формально не связанный с МФК (собственником фонда будет группа «Онэксим», хотя возможно привлечение в число его пайщиков и сторонних инвесторов). Фактически фонд будет выполнять функцию коллекторского агентства. Этот фонд вместе с МФК, а также с несколькими создаваемыми банком вспомогательными фирмами, в частности с международной финансовой компанией на Кипре, будут вместе образовывать так называемую банковскую группу «Онэксим», у которой будет консолидированная отчетность по МСФО.

Что же касается инвестиций, то до конца 2010 года «Онэксим» вложит во все структуры своей банковской группы $500 млн (сейчас уже вложено $200 млн). Александр Мальцев из ФК «Открытие» считает, что инвестиции в данном случае, прежде всего, могут быть связаны с привлечением лучших специалистов этого рынка. А с ними обычно переходят и наиболее лояльные к ним клиенты. Стоит напомнить, что в МФК пришла большая команда бывших менеджеров Росбанка.

Цена оригинальности

Итак, «МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФИНАНСОВЫЙ КЛУБ» будет представлять собой довольно необычное для российского финансового рынка образование, объединяющее функции инвестиционного банка, консалтинговой компании, банка в области private banking, коллекторского агентства и лишь в самой малой степени — обычного коммерческого банка.

Особенно странным представляется соединение под одним брендом обслуживания VIP-клиентов и работы с «плохими» долгами. Даже с точки зрения рекламы эти сферы стоило бы разводить. Впрочем, Александр Попов считает, что проблема будет решена за счет создания «фонда плохих долгов».

Стоит отметить, что бизнес-модель МФК специально рассчитана на эпоху кризиса, когда кредитование признано неперспективной отраслью бизнеса, зато актуальным является урегулирование вопросов, связанных с уже выданными ранее кредитами и образовавшимися у корпораций долгами. По словам Александра Попова, работа с «плохими» долгами будет для России актуальна еще 2 — 3 года, а опрошенные «Ко эксперты склоняются к периоду протяженностью два года. То есть через пару лет бизнес придется реструктурировать.

Насколько перспективна предложенная группой «Онэксим» бизнес-модель, предполагающая фактически отказ от традиционных банковских операций, и прежде всего кредитования? Мнения опрошенных «Ко» специалистов разделились. Вице-президент компании «ФБК» по банковскому аудиту Алексей Терехов считает, что «такая бизнес-стратегия сегодня выглядит вполне уместной и очень привлекательной с точки зрения потенциальной прибыли». Заместитель председателя правления ОАО «Банк «БФА» Дмитрий Истюфеев полагает маловероятным, чтобы банк, специализирующийся на VIP-клиентах и консалтинге, смог бы очень быстро развиваться. А партнер UFG Wealth Management Оксана Кучура отмечает, что данная бизнес-модель, которую в российских терминах можно было бы назвать «управляющей компанией с элементами банковского обслуживания», на российскую почву переносится плохо. В мире такие банки платят символические ставки по депозитам и привлекают клиентов по преимуществу репутацией, безопасностью, банковской тайной и тому подобными вещами. Но клиент не отдаст деньги под крошечные проценты в стране, где инфляция по-прежнему измеряется двузначными цифрами. «Это означает, что банк обязан как-то зарабатывать для клиента, соответственно, пассивы должны обеспечиваться активами приемлемого качества и объема. Я не уверена, что исключительно фондовые рынки способны этому условию удовлетворять», — отмечает эксперт.

Догнать швейцарию

Вполне возможно, что, отказываясь от традиционного банковского кредитования, МФК упускает свой шанс захватить площадку в период слабости основных конкурентов. «Сейчас как раз успешный момент для активного входа в банковский бизнес и в отдельные его сегменты. Дело в том, что значительное число участников этого рынка стали более сдержанными в своем развитии или вообще у них отпал вопрос развития, а остался только вопрос выживания», — отмечает Вадим Юдин, директор департамента продуктового маркетинга финансовой группы «БКС».

Обращает на себя внимание также тот факт, что основным направлением бизнеса МФК будет private banking, между тем данный сегмент финансового рынка пострадал от кризиса очень сильно. По оценкам банка «БФА», спад здесь составил приблизительно 20 — 25%. МФК ориентируется на клиентов, чье состояние превышает $1 млн. Между тем, по оценке заместителя председателя правления ОАО «Национальный космический банк» Наталии Гусаровой, число долларовых миллионеров в России сократилось на треть, к началу текущего года их общее количество составляло 97 000 человек. «Кризис не пощадил ни богатых американцев, ни состоятельных банковских клиентов из стран ЦВЕ, ни обеспеченных россиян», — отмечает Наталия Гусарова.

Все будет зависеть от того, как именно сможет себя позиционировать новый банк, поскольку, как считает вице-президент по экономике и финансам фонда «Сумма Капитал» Александр Кабанов, в условиях кризиса у клиентов в сфере private banking изменились подходы: многие переводят свои средства из небольших банков в более надежные управляющие компании. «Меняется принцип управления: не приумножить и получить быстрый доход, а сохранить вложенный капитал. Запросы состоятельных клиентов больше направлены на консервативные инструменты получения доходности, например, банковские депозиты с расширенным перечнем услуг, нежели на инструменты с высокой доходностью», — уверен Александр Кабанов.

Итак, клиенты «перетекают» из менее надежных структур в те, которые они считают более устойчивыми, однако тут нельзя не учитывать фактор конкуренции с давно занимающимися этим бизнесом зарубежными банками. Любопытно, что сейчас среди сотрудников МФК нет иностранцев. На вопрос «Ко», как же можно, опираясь только на российский персонал, соперничать с швейцарскими банками, Александр Попов, несколько смутившись, ответил, что берет у швейцарцев только их бизнес-модель, однако не надеется сравняться по надежности и качеству с финансовыми институтами, существующими на протяжении столетий.

Хотя опрошенные «Ко» эксперты не отрицают, что российские финансовые менеджеры вполне могут конкурировать по профессионализму с иностранцами, пока реальность отнюдь не такова. «Я убежден, что настоящий private banking как сегмент, в котором репутация является самым главным активом, еще не сформирован, — полагает Игорь Киссель из „Пилгрим Эссет Менеджмент“. — Подавляющее большинство компаний, претендующих на обслуживание VIP-клиентов, подменяют долгосрочные задачи краткосрочными и не выдерживают необходимый уровень обслуживания. Влияние кризиса очень симптоматично. Многие клиенты решительно не удовлетворены работой своих управляющих как в смысле финансового результата, так и в смысле отношения, и готовы работать с кем угодно, только не с предыдущей компанией. Меньшей части клиентов выпала удача убедиться в надежности и профессионализме своей обслуживающей компании, и их лояльность выросла». «Пока не все банки, занимающиеся обслуживанием состоятельных клиентов, пытаются развивать дополнительные услуги, хотя потребность есть и спрос уже сформировался», — осторожно замечает Вадим Юдин из БКС.

Скорость и риски

Удивляют и наполеоновские планы «Международного финансового клуба». Сегодня портфель МФК в сфере private banking составляет около $300 млн. В эту сумму входят все ресурсы, выделенные клиентами — деньги на счетах, депозитах, инвестиции в ценные бумаги, а также средства, переданные в доверительное управление. По планам руководства банка, за три года данный показатель должен возрасти более чем в 30 раз, до $10 млрд, притом что на обслуживание будут привлекаться клиенты с состоянием не менее $1 млн. О грандиозности этих планов может говорить хотя бы тот факт, что весь российский рынок управления частным капиталом в целом оценивается компанией PricewaterhouseCoopers в $22 — 25 млрд. Вот что говорит об этих амбициозных проектах Дмитрий Истюфеев из БФА: «Я считаю максимально возможным рост в 4 — 5 раз, не больше. Даже если исходить из того, что ситуация в экономике России стабилизируется в течение ближайшего года, после чего возникнет дополнительный объем свободных денежных средств для private banking, то я бы скорее предположил, что эти деньги большей частью достанутся зарубежным структурам, предоставляющим услуги private banking, — швейцарским, австрийским, британским и т. д.».

Говоря об «оригинальности» предложенной «Онэксимом» бизнес-модели, нельзя не отметить, что, в отличие от большинства работающих на российском рынке банков, огромную долю в доходах МФК будут составлять непроцентные доходы, в частности вознаграждение за консалтинг. По планам банка, доля комиссионных доходов должна достигнуть 50%. В данном случае МФК находится в русле общей тенденции. Как отмечает Вероника Чекина из «Инфины», доля комиссионных доходов растет более быстрыми темпами, чем доля доходов процентных. В условиях кризиса, когда объемы кредитования сократились, а риски возросли, получение комиссионного дохода превращается в одну из главных прибыльных статей. «Ну, собственно, опять же швейцарские банки живут большей частью на комиссионные доходы, но о том, что я сомневаюсь в жизнеспособности этой модели на российской почве, я уже говорила», — заявляет Оксана Кучура из UFG Wealth Management.

Резюмируя сказанное, можно прийти к выводу, что бизнес МФК специально «настроен» на особенности нынешнего, кризисного времени. Работа с «плохими» долгами — актуальная тема, но она будет таковой еще года два. Отказ от активного кредитования сегодня кажется верхом финансовой мудрости, но только сегодня. Рынок private banking в России сильно сократился, но зато на нем снизилась конкуренция за счет отмены планов экспансии со стороны зарубежных институтов. В целом можно спрогнозировать, что через год-два МФК должен будет пересмотреть бизнес-модель и расширить число направлений развития.