РФ знает, как избежать «второй волны» кризиса

САММИТ РЕЙТЕР
15 сентября

Российские чиновники и банкиры утверждают, что знают, как избежать «второй волны» кризиса, уповая при этом на растущие цены на нефть, значительные резервы, первые признаки выздоровления мировой экономики и гибкость правительственной антикризисной программы.

Год назад началось банкротство американского инвестбанка Lehman Brothers, ставшее отправной точкой масштабных невзгод мировой, а затем и российской экономики. Вплоть до середины текущего года экономика РФ демонстрировала ухудшение макроэкономических показателей на фоне роста «плохих» банковских кредитов, накопление которых, по мнению экономистов, грозило вылиться в новые устрашающие проблемы уже осенью.

Однако осень пришла, не испортив настроения российских чиновников. В ходе инвестиционного саммита Рейтер первый зампред Центробанка Алексей Улюкаев сказал, что острая фаза кризиса завершилась и «второй волны» не будет, министр финансов РФ Алексей Кудрин заявил, что она
может быть спровоцирована только негативным влиянием извне, а помощник президента Аркадий Дворкович заверил, что у РФ достаточно ресурсов, чтобы компенсировать возникающие новые риски: «Я всегда говорил, что второй волны кризиса не будет... Проблем, безусловно, много, но главное, я считаю, что острая фаза кризиса закончилась и на глобальных рынках, и на российском», — сказал Улюкаев.

«Кризис не закончился. Ситуация тяжелая и будет оставаться сложной на протяжении еще нескольких месяцев по крайней мере. Наши действия (антикризисная политика властей) позволили стабилизировать ситуацию», — заявил, в свою очередь, Дворкович. — И на каждый из рисков у нас есть инструменты и деньги. «Мы ожидаем главных рисков не из российской экономики, а из мировой — прежде всего из США. Если именно финансовый сектор в США
спровоцирует вторую волну, то она, конечно, может докатиться до всех стран. Если ее не будет, то мы будем иметь более устойчивый тренд роста и в России этой волны, скорее всего, не будет», — сказал Кудрин.

Нефтяной заслон

«Вторая волна» возможна лишь при условии, что мировые цены на нефть рухнут ниже $50 за баррель, а в мире разразится новый виток рецессии, считают экономисты Росбанка. С ними согласна главный экономист Merrill Lynch Bank of America Юлия Цепляева, которая уверена, что средняя цена Brent в 2010 году составит $75 за баррель, при этом к концу года цена нефти этого сорта превысит $80.

Но даже если ситуация в мире окажется хуже прогнозов и Запад захлестнет «вторая» волна, РФ пострадает в гораздо меньшей степени, чем год назад, уверены аналитики Центра развития Высшей школы экономики (ВШЭ): «Банкротство Lehman Brothers, годовщина которого отмечается в эти дни, создало реальную угрозу „эффекта домино“ по всему миру и превратило заурядный кризис в одном из сегментов финансового сектора в сокрушительное „финансовое цунами“, потрясшее основы мировой экономики. Сейчас повторение такого сценария (неожиданного падения крупного банка) крайне маловероятно», — говорится в обзоре Центра развития.

Руководитель направления реального сектора Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) Владимир Сальников считает, что основной мировой дисбаланс — перенакопление в развивающихся странах и перепотребление на западе — сохраняется, но высокие цены на нефть служат России надежной защитой от новых потрясений:
«Видимо, какой-то гром должен грянуть, чтобы разрешить проблему дисбаланса. Но в ближайшие полгода сильного ухудшения ожидать не стоит», — сказал он Рейтер по телефону.

Не кризис, а предел рынка?

Глава Юникредит банка Михаил Алексеев сказал на саммите Рейтер, что «вторая волна» кризиса, связанная с ростом плохих долгов не исключена, но не неизбежна — к сегодняшнему дню банки «подстелили солому», сформировав достаточные резервы. Председатель правления банка МФК Александр Попов считает, что растущая проблема «плохих» долгов может привести к переделу рынка, но не угрожает при этом банковскому сектору в целом. «В настоящее время я не усматриваю предпосылок для коллапса расчетной системы — система рефинансирования Центробанка в действии, у банков есть доступ к кредитным ресурсам. Проблемы, которые банки испытывали прошлой осенью — изоляция от внешних рынков, закрытие рынков РЕПО и МБК — решены. Сейчас проблема в другом — у банков скопилось очень много плохих активов», — сказал Попов Рейтер по телефону. «Мы по-прежнему находимся в кризисе. Под угрозой существование ряда банков, возможно — серьезного количества банков. Крепкой нашу банковскую систему не назовешь. Но система останется», — считает Попов. «Точки напряжения, связанные с проблемой ликвидности для банков, прошли. Но остаются вопросы качества кредитного портфеля банковской системы, тут есть над чем работать, и по поводу чего испытывать беспокойство. В этом смысле мы не прошли пика», — согласен Алексеев. По данным Центробанка, доля проблемных и безнадежных ссуд в РФ превысила к 1 августа 2009 года 8 процентов всего кредитного портфеля банковской системы, более чем удвоившись по сравнению с показателями на начало года. При этом Центробанк заявил недавно, что с апреля по июль динамика прироста «плохих» кредитов снижалась. Алексеев объясняет это большим объемом уже накопленной «просрочки». А Попов считает, что ее фактические размеры существенно превышают данные официальной отчетности. «Реальный уровень — между 15 и 20 процентами от объема выданных кредитов. Многие банки приукрашивают отчетность, чтобы соответствовать нормативам Центробанка», — считает Попов. Однако Улюкаев утверждает, что Центробанк имеет полную информацию о происходящем: «Центробанк знает, что, управляя плохими долгами, банки могут „что-то скрывать“, но статистическая картина мало чем отличается от реальной. Что-то скрывается, есть, например, пролонгация кредитов, но это не меняет принципиально нашей оценки ситуации в банковском секторе, и не меняет оценки по прогнозу того, что может происходить», — сказал Улюкаев Рейтер. «Я считаю, что драматического коллапса с точки зрения „плохих“ долгов нет и не будет. И оценку в 10-12 процентов по „просрочке“ на конец года по российским стандартам я бы назвал резонной, консервативной. Я бы сказал, что мы не превысим этот уровень», — сказал Улюкаев, отметив, что российские банки создали «неплохой запас прочности» с точки зрения резервов. Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования подготовил в августе доклад, согласно которому в ходе текущего кризиса доля проблемной и безнадежной задолженности банков может достичь показателей 1998 года, увеличившись к текущему уровню в 2,4-2,7 раза. При этом проблема достигнет пика не в этом, а в будущем году. Однако объем средств, которые государство готово направить на рекапитализацию банков, достаточен для решения всех этих проблем, говорится в докладе.