Пойти в арт-банк

Strong man
29 января

Вызывающий оскомину экономический кризис, разбушевавшийся в прошлом году, заставил многих пересмотреть свое отношение к деньгам. Время сверхприбылей, которые еще недавно сулили различные инвестиционные фонды, безвозвратно прошло. Большинство владельцев заводов, газет и пароходов озаботились поиском более надежных источников сохранения своих капиталов, обратив взор на банковские депозиты или вложение капитала в предметы искусства. Как выясняется, и то и другое вполне можно получить в одном финансовом институте, который специализируется на таком направлении как Private Banking, а именно частном банковском обслуживании VIP- клиентов. О том, как сейчас развивается этот занятный бизнес в России, рассказала вице-президент банка «МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФИНАНСОВЫЙ КЛУБ» (МФК) Ольга Провоторова.

SM: Ольга, так что же такое Private Banking?

О.: Private Banking — это набор элитных услуг, которые могут существенно облегчить жизнь состоятельного и, как результат, очень занятого человека. В его основе — индивидуальный подход к пожеланиям и интересам клиента, в зависимости от которых планируется стратегия управления его капиталом, выпуск и обслуживание пластиковых карт, специальные виды вкладов, брокерское обслуживание, услуги депозитария и индивидуальные условия кредитования. Еще одна немаловажная черта — абсолютная конфиденциальность и надежность при оказании услуг, будь то консультирование по налогообложению личных доходов и имущества, совершение финансовых операций от его имени или помощь в вопросах наследования и дарения. То есть банк становится советчиком, поверенным и посредником во всех ваших делах.

SM: Кто же он — клиент Private Banking?

О.: Как правило, это крупные бизнесмены, политики, люди культуры, спорта, шоу-бизнеса и члены их семей. Для них важно не только сохранить и преумножить свои капиталы, но и поддерживать образ жизни на уровне, соответствующем статусу. А на это нужно время, которого порой просто нет. И тут появляемся мы.

SM: Вы имеете в виду, что помимо финансовых услуг, банк предлагает какой-то дополнительный сервис?

О.: Да. Это называется lifestyle management. Ведь какая наша основная задача? Чтобы клиент комфортно чувствовал себя по жизни. Мы берем на себя оплату коммунальных платежей, услуг домашнего персонала, обучения детей, осуществление денежных переводов. Согласно оформленному поручению, банк регулярно списывает соответствующую сумму со счета клиента и при необходимости информирует его о проделанных операциях.

SM: Но life-style — это же не только финансы...

О.: Конечно, нет! Заручившись поддержкой СК «Согласие», мы предлагаем индивидуальные программы по страхованию жизни, здоровья и имущества, протокольное обслуживание в VIP-залах аэропортов, помощь в подборе и покупке ювелирных изделий, книг, предметов искусства, в составлении винных коллекций, планировании элитного отдыха, в аренде и покупке яхт и самолетов и многое другое.

SM.: И мы подошли к самому интересному — услугам арт-банкинга? Считается, что подобный сервис пока совсем не развит в России...

О.: Был не развит. Система вот какая. Прежде всего, вы должны выбрать направление инвестиций — старинная мебель, картины, скульптуры, драгоценности или другие предметы искусства. Следующий вопрос — временной период, к которому они относятся. Сегодня на арт-рынке большинство дилеров специализируются на определенных веках. Исходя из этого, к работе над инвестиционным проектом банк привлекает сотрудников галерей или антикварных салонов, с которыми у него есть контакты.

SM.: Сколько же денег потребуется вложить, например, в антиквариат?

О.: Вопрос о сумме, которую вы готовы вложить в покупку антиквариата, является в данном случае ключевым. Начинать можно, в принципе, с суммы в несколько тысяч долларов. Тем более, если речь идет о серии предметов — это может быть и сто тысяч долларов, и пятьсот, и миллион, и десять. Вопрос в том, что вы сможете приобрести на сто тысяч, а что на десять миллионов. Первый вариант применим, если речь идет о не самых ярких представителях искусства 20-го века или о ныне здравствующих художниках и скульпторах. Но если уж замахнулись на предметы 15-го, 16-го, 17-го, 18-го и 19-го веков, то и десяти миллионов долларов может не хватить. Дело в том, что предметы антиквариата и произведения старых мастеров медленно, но верно дорожают, и процесс этот не остановят никакие катаклизмы, кризисы и воины. Мало того, они еще и «вымываются» с рынка — оседают в частных коллекциях и редко выставляются на продажу.

SM.: Крупные инвестиции, должно быть, сулят и соответствующую прибыль?

О.: Вовсе нет. Честно признаться, инвестиции в антиквариат в чистом виде даже не могут быть названы инвестициями — слишком уж долог срок, за который они окупаются и уж тем более приносят существенную прибыль. В среднем, это 10-15 лет, минимум — 3 года, оптимально — 10. Вы готовы столько ждать? Очевидно, что речь идет скорее о защите капитала, нежели о рентабельности. Вложить средства в искусство и уж тем более в антиквариат — это все равно, что разместить деньги на счете в швейцарском банке: за сохранность средств можно не беспокоиться, а вот проценты по остаткам на счете будут невысоки — от 1 до 3% годовых. Безусловно, есть некоторые предметы, доходность по которым может достигать 20-25% годовых, однако при продаже их через антикварный салон, аукцион или арт-дилера, комиссия будет столь высока, что просто «съест» всю доходность. Что же касается расходов, то будьте готовы к тому, что ежегодно придется тратить порядка 2% от стоимости предметов на страхование, хранение и реставрацию коллекции.

SM.: Есть мнение, что рынок антиквариата просто кишит подделками...

О.: Это факт. Причем подделками, порой выполненными так искусно, что только опытный эксперт может отличить безупречную копию от оригинала. Так что инвестировать в антиквариат — дело красивое, но рискованное.

SM.: Во что же тогда вкладывать?

О.: На современном российском арт-рынке приоритеты смещаются от «классики» (если говорить о художниках, то это Шишкин, Айвазовский) в сторону 20-го века. Антиквариат, стремительно «молодеет», и понятие 50-летнего периода «выдержки» постепенно исчезает — многие работы современников или умерших в недалеком прошлом мастеров уже стали антиквариатом. Так что вкладываться стоит в работы, датированные второй половиной 20 века и совсем «свежие». Только не забудьте проконсультироваться со специалистом.