Чтобы деньги не мешали

«Компания» № 11 (600) 29.03.2010
29 марта

О том, как создать крупный банковский бизнес «с нуля» да еще и в период кризиса «Ко» рассказала первый заместитель председателя правления банка «Международный Финансовый Клуб» (МФК) Оксана Лифар.

Оксана Лифар стояла у истоков создания в России направления private banking. Десять лет назад никто не верил, что наши состоятельные соотечественники захотят хранить деньги не в Швейцарии, а инвестировать в Россию, минуя оффшорные государства. Но это не помешало Оксане Лифар в рамках «Росбанка» заняться повышением финансовой грамотности богатых россиян. Результат превзошел все ожидания: ей удалось создать эффективно работающее подразделение, под управлением которого находилось свыше 1,5 млрд. долларов. В 2009 году ей представилась возможность повторить это достижение в рамках банка «Международный Финансовый Клуб». В нем Оксана Лифар развивает направление по работе с крупными корпоративными и состоятельными частными клиентами. Своей стратегической задачей в рамках новой кредитной организации она называет создание нового лидера на рынке private banking в России.

— Проект МФК был запущен в самый разгар кризиса, что тогда вселило в Вас уверенность, что мероприятие будет успешным?

Генератором идей в данном случае был наш акционер (глава группы ОНЭКСИМ Михаил Прохоров — «Ко»), который решил, что именно в разгар кризиса нужно создавать новый банк. Мне не оставалось ничего другого, как согласиться с его предложением. Тем более, что, работая с г-ном Прохоровым много лет, привыкла верить в его прозорливость. Как правило, он не ошибается.

— Как идея господина Прохорова нашла свое воплощение в виде МФК? В чем кризис способствовал реализации замысла и в чем мешал?

Когда мы вышли на рынок с новым проектом, потенциальные клиенты и партнеры понимали, что банк абсолютно чистый, без какой-либо долговой нагрузки. МФК не грозило формирование огромных сумм резервов и появление дыры в бюджете из-за списания значительных убытков, которые, к сожалению, продемонстрировали другие кредитные организации во время кризиса. Таким образом, позиции нашего банка были очень устойчивыми, что в период финансовой нестабильности стало неоспоримым конкурентным преимуществом. Но, не смотря на все плюсы , рынок в то время был очень непростым, его ликвидность снижались, у потенциальных клиентов остались весьма ограниченные суммы свободных средств, которые можно было бы отдавать в управление. Не говоря уже о том, что они попросту боялись осуществлять какие-либо вложения.

В этом смысле негативное влияние кризиса сказалось и на нашем банке. Были факторы, которые сложно однозначно оценить с точки зрения положительного, или отрицательного влияния на становление бизнеса. Например, бюджет, который выделяется на старт-ап. В условиях роста, чаще всего, он безграничен. А вот во время кризиса всегда приходится работать в режиме строгой экономии. С одной стороны, это — сложно, но с другой — ты более рационально используешь выделенные средства, а, значит, более четко и логично выстраиваешь бизнес.

— Кто были первые клиенты МФК?

Ни для кого не секрет, что костяк топ-менеджмента МФК — это выходцы из «Росбанка». Поэтому часть крупных клиентов, которых с «Росбанком» связывал не только бренд, но и личностные отношения и продолжительный опыт работы с конкретными менеджерами, теперь сотрудничает с нами. Они пришли в МФК вслед за той командой управленцев, которой они всегда доверяли. Но у нас появились и совершенно новые партнеры, с которыми ни мы, ни группа ОНЭКСИМ раньше никак не были связаны бизнесом. Т.е., появились «некэптивные» клиенты, если можно так сказать, «со стороны», но с хорошей репутацией.

— Ключевым направлением деятельности банка МФК является private banking. В свое время Вы фактически начинали его в России с нуля. Что Вы в первую очередь вкладываете в понятие «private banking»?

Словосочетание «рrivate banker» переводится буквально как «личный банкир». Есть понятие «личный доктор», «личный адвокат» и в этом смысле «частный банкир» — это тот, кому клиент доверяет на 100%, причем, скорее, речь идет о стиле жизни, чем о личных финансах. Поэтому в понятие «рrivate banking» в России я в первую очередь вкладываю обслуживание стиля жизни состоятельного клиента. Мы должны сделать все необходимое, чтобы солидное финансовое состояние помогало, а не мешало клиенту «жить полной жизнью».

— Трудно ли Вам было в самом начале, 10 лет назад, когда направление рrivate banking только начинало развиваться в России, «прививать» нашим состоятельным согражданам финансовую культуру?

Конечно, сложно. Тогда практически никто не верил, что наши состоятельные граждане будут не выводить деньги из страны, как в 90-е, а напротив — вкладывать. Тем не менее, к моменту моего ухода из «Росбанка» под нашим управлением было порядка 2 млрд. долларов он-шорных денежных средств. И это не считая таких активов, как недвижимость, доли в уставных капиталах и так далее, если суммировать, то цифра была бы намного больше. Что касается финансовой культуры, то она сильно коррелирует с дисциплиной налоговой. В 90-е считалось, что платить налоги — это чуть ли не дурной тон. Сейчас мы наблюдаем диаметрально противоположную ситуацию: состоятельные люди стремятся проводить сделки с активами таким образом, чтобы иметь хорошую налоговую историю, и чтобы не было претензий со стороны фискальных органов. Наши клиенты сейчас прекрасно понимают, что с задекларированными доходами намного легче жить. Поверьте, в 2001-2004 годах такие вещи приходилось настойчиво вкладывать в головы!

— В чем отличие концепции private banking МФК от аналогичных проектов других кредитных организаций?

Отличие, прежде всего в том, что при подборе тех или иных финансовых продуктов и их продаже клиенту, мы пошли по пути открытой архитектуры. В России традиционно, банки, предлагающие услуги рrivate banking, стремятся реализовывать в первую очередь, свои собственные продукты и продукты компаний, которые входят в единый с конкретным банком холдинг. Возьмем, для примера «Росбанк». Мы продавали состоятельным частным клиентам расчетно-кассовое обслуживание, собственные карточные продукты, депозиты, векселя, и многое другое. Поскольку мы принимали самое непосредственное участие в формировании этих продуктов, то определенно могли влиять и на их качество. А вот услуги индивидуального доверительного управления и паевые инвестиционные фонды реализовывала Управляющая компания «Росбанка», т.е., другое юридическое лицо с другим руководством, требованиями и т.п., зато с теми же акционерами. Я думаю, что коллеги меня очень хорошо поймут, когда скажу, что требовать качества от «своих» в условиях запрета на конкуренцию значительно сложнее, чем от «чужих» в условиях, когда у тебя есть право выбора.

С одной стороны, акционеров понять можно, раз есть своя управляющая компания, надо продавать ее продукты, а не помогать конкурентам. Но с другой, в бизнесе рrivate banking исходить в первую очередь нужно из потребностей клиента и желания предоставить ему действительно первоклассный сервис. На рынке довольно много интересных премиальных продуктов, что-то очень хорошо делают иностранные коллеги, что-то российские. Наша задача — сделать правильную индивидуальную компоновку услуг. Тогда клиент будет удовлетворен нашей работой.

— Можно ли подвести какие-то промежуточные итоги работы с момента создания МФК?

Мы полностью отстроили внутреннюю структуру банка, закончили формирование системы взаимоотношений с нашими партнерами, и получили полное понимание той продуктовой линейки, которая востребована у наших клиентов.

— Какие тренды на рынке услуг private banking сейчас существуют?

Предпочтения клиентов сектора private banking постоянно меняются, как собственно и ситуация на тех рынках, где у них есть интересы. Для примера: некоторое время назад весьма популярной была тема инвестирования в недвижимость. Эта тенденция абсолютно понятна, ведь данный сегмент демонстрировал поистине феноменальные темпы роста, в том числе и цен. Однако с приходом кризиса интерес к данному направлению ослабел. В то же время вырос спрос на инструменты, где гарантируется сохранность первоначального взноса вне зависимости от ситуации на рынке. Следует отметить, что сейчас вкус к риску постепенно возвращается, не исключено, что в скором времени «оживет», в том числе, и направление инвестирования в недвижимость.

— Что банк МФК намерен предложить своим клиентам в ближайшее время?

В текущем году мы начнем операции с драгметаллами. Как раз сейчас ожидаем получения лицензии на право работы с ними. Соответственно, будут открываться депозиты, привязанные к котировкам на рынке драгметаллов, а также осуществляться металлический трейдинг. В планах определено развитие сотрудничества с рядом наших партнеров, а также установление отношений с новыми, вместе с которыми мы намерены предложить консалтинговые услуги в сфере наследования, передачи капиталов, организации трастов и т.п.. Спрос на такого рода услуги сейчас возрос многократно. Еще одно интересное направление — это правильное структурирование владения состояниями. Я это связываю с изменениями на международных рынках, отношению к происхождению капиталов, к прозрачности владения бизнесом, к банковской тайне, в конце концов. Особенно такие вопросы чувствительны при проведении сделок, связанных с укрупнением бизнеса за счет зарубежных активов. Где-то недоглядел какую-то мелочь в местном законодательстве, а потом регулирующие органы разрешение на сделку могут не дать. Или проблемы с антимонопольным законодательством, например, США, получишь. Это уже совсем неприятно!

— Если взглянуть на рейтинг деловых женщин журнала «Компания», то становится очевидным, что год от года представительниц прекрасного пола в бизнесе становится все больше, причем на руководящих должностях. Какими качествами нужно обладать женщине, чтобы сделать успешную карьеру в жестких условиях российского бизнеса?

Я считаю, что в первую очередь нужно вести себя адекватно. Принято считать, что деловая женщина должна быть обязательно истеричной, и в ней должно превалировать мужское начало. Не нужно играть какие-то роли, или надевать на себя маски, особенно, если они тебе не идут. Нужно просто нормально жить, ведь работа, пусть и на весьма ответственном посту — это часть твоей жизни.

— Помогает ли Вам в работе женская интуиция?

Женская интуиция, как говорят ученые, это — ни что иное, как способность анализировать детали. Женский взгляд, если можно так сказать, более избирательный и ловит те мелочи, которые мужчины, как правило, не замечают. Наверное, да, помогает. Иногда.

— Есть ли направления, где женщина может быть более эффективной в работе, чем мужчина?

Скорее всего, это банковский и финансовый бизнес. Причем не тот, который связан с большими краткосрочными рисками. В брокерских и инвесткомпаниях женщинам все-таки очень тяжело из-за чрезмерного нервного напряжения. А вот бизнес, который требует тщательности, человеческих отношений, когда на переговорах нужно ловить нюансы взгляда клиента, его жестов, женщинам удается получше.

— Как Вам удается сочетать работу на столь ответственной должности и семью?

Я как-то уже привыкла все успевать. Да и мои близкие понимают, что не могу жить по-другому.