M&A — СДЕЛКИ СЕГОДНЯ НЕ ДЛЯ МАЛОГО БИЗНЕСА

Журнал «Рынок Ценных Бумаг»
22 июля

Артем Сиразутдинов, заместитель Председателя Правления Банка МФК

M&A-активность в сфере малого и среднего бизнеса для отечественного рынка пока далека от желаемых показателей. Что мешает малым и средним предприятиям развиваться с помощью M&A-сделок, какие категории предприятий начинают использовать этот инструмент, за счет чего банки снижают риски в этой области, каков зарубежный опыт — об этом пойдет речь в данной статье.

Для простоты понимания условно разделим предприятия малого и среднего бизнеса (далее — МСБ) на три категории: первая — компании с годовым оборотом от 100 до 400 млн долл., вторая — компании с оборотом до 100 млн долл. и третья — индивидуальные предприниматели, стартапы.

ПРЕДПРИЯТИЯ ПЕРВОЙ КАТЕГОРИИ

Компании интересующей нас категории имеют налаженные контакты в своей нише, постоянных клиентов и устоявшиеся отношения с поставщиками. Как правило, к этой категории относятся бывшие посредники, например крупные нефтетрейдеры, которые впоследствии приобрели собственные бункерные базы, терминалы и т. п. Почему это бывшие посредники? Конкуренция в этом секторе в связи с низким порогом входа на рынок очень высока, а ключевой актив любого посредника — человеческие отношения, иначе говоря, связи, которые никак нельзя отнести к разряду высоконадежных активов. Поэтому посредники, получив достаточное количество денег для развития, пытаются либо диверсифицировать свой бизнес, либо максимально снизить цену тендерного входа за счет того, что берут часть операций производственного цикла на себя. Нефтетрейдер, например, покупает собственную бункерную базу и заранее приобретает какое-то количество нефтепродуктов по более выгодным ценам. Продавцы труб строят склады, где хранят запас ликвидной продукции, которую в нужный момент поставят своему клиенту. И те и другие либо диверсифицируют свой бизнес, либо его укрупняют за счет M&A-сделок, чтобы заинтересовать крупные корпорации и наладить работу с ними в режиме одного окна.

Предприятия этой категории давно взаимодействуют с банками. Работать с банками нужно привыкнуть. Долговую схему обеспечения бизнеса нужно суметь однажды принять — ведь это дополнительная ответственность. Именно эта категория МСБ наиболее активна с точки зрения M&A: они уже обладают достаточным количеством ресурсов для приобретения себе подобных предприятий, у них растет предпринимательский голод, нацеленный на расширение бизнеса. На сегодняшний день — это устойчивый тренд. Это и есть та ниша, которая нам, как банку, кажется сейчас интересной.

Для такой синергии важно предельно четко понимать, как текущий и новый бизнес клиента дополнят друг друга, как будет создаваться добавочная стоимость, за счет чего снижаться себестоимость и надежность бизнеса, как будут выплачиваться проценты. Пока эти клиенты не так интересны крупным банкам, потому что суммы их кредитов составляют от 10 до 30 млн долл., в то же время они очень энергичны, и деньги им нужны оперативно. Конечно, с дальнейшим ростом бизнеса им понадобятся большие суммы, и они будут уходить в госбанки, где благодаря доступу к дешевому фондированию кредитные ставки ниже.

Постепенно госбанки тоже начинают проявлять интерес к таким проектам. Но пока это ниша небольших коммерческих банков, особенно в регионах. Если мы берем на себя финансирование таких проектов, то, чтобы обезопасить собственные вложения, бесплатно оказываем advisory-услуги, ведь платить за профессиональные консалтинговые услуги такие предприятия еще не привыкли. Поэтому и ставка по таким кредитам выше — за счет нее окупаются эти услуги. Так как с каждым таким клиентом мы прошли несколько кредитных циклов, знаем и как он оперирует, какая у него маржа — это дополнительно снижает наши риски.

Мы смотрим на бизнес, в том числе, как private equity — инвестор: кредитный анализ углубляем инвестиционным, проводим долгосрочный анализ ситуации в отрасли. Накопленный достаточный опыт реализации таких проектов позволяет нам вывести определенную статистику по отраслям: это, как правило, посредники в торговле нефтью, трубами. Кроме того, компании, работающие в сфере коммерческой недвижимости, тоже активно идут по этому пути. Таким образом, можно констатировать, что сформировался явный тренд, который активно развивается в ближнем Подмосковье, а в центре не работает.

ПРЕДПРИЯТИЯ ВТОРОЙ КАТЕГОРИИ

Компании, работающие в сфере коммерческой недвижимости, следует уже отнести ко второй категории. И здесь все далеко не так радужно, как в первой. Особенно печально складывается судьба таких компаний в Москве. У нас есть примеры, когда компания из-за многочисленных административных барьеров полгода пыталась оформить офисы в собственность. Из-за недостаточности административного ресурса таким компаниям не хватает ни сил, ни связей, чтобы бороться с коррупцией. Если органическое развитие у этой категории компаний еще идет, то ни о каких сделках по слиянию и поглощению и речи быть не может. Риски для банков, связанные с компаниями второй категории, значительно выше: прибыль «съедают» коррупция и потерянное время. Возможно, окрепнув, компании задумаются об M&A, но пока они даже не стремятся разработать стратегию развития, ими движет только желание заработать.

Развитие любого бизнеса возможно либо органическим путем, что происходит за счет реинвестирования собственной прибыли или заемных средств, либо за счет сделок M&A. Причем если в первом случае прирост бизнеса в среднем составляет не более 20% в год, то во втором рост оборотов возможен в два и более раз. За рубежом сделки M&A в сфере малого и среднего бизнеса широко распространены как за счет кредитов под залог собственного бизнеса, так и c использованием такого инструмента долгового финансирования, как LBO—сделки, когда займы погашаются за счет будущих доходов самого поглощенного актива. В России такие сделки практически отсутствуют.

ПРЕДПРИЯТИЯ ТРЕТЬЕЙ КАТЕГОРИИ

Что же касается третьей категории — малые предприятия и стартапы, то здесь M&A-сделки отсутствуют как явление. Эти компании, как правило, никто не хочет кредитовать. Собственников таких компаний банки рассматривают как физических лиц и кредитуют в лучшем случае под залог личного имущества. А если посмотреть на то, как развивается ситуация с налогообложением малых предприятий, то создается впечатление, что их хотят просто выжить с рынка. Поэтому банки стараются с ними не работать. Просто боятся. В таких городах, как Красноярск, Новосибирск, Иркутск, малому бизнесу не дают развиваться — административные препоны возведены в религию... Поправки в налоговый кодекс практически не снизили налоговое бремя для малого бизнеса, до сих пор не реализован принцип «одного окна» при регистрации юрлиц, увеличилось количество контролирующих органов, узаконен огромный разброс штрафных санкций. Невозможно планировать развитие бизнеса в связи с нестабильностью налогового законодательства. Не создана система защиты интересов предпринимателей, у малых компаний нет доступа к госзаказам на поставку продукции (или нет достаточной информации о таких заказах). Представители малого бизнеса не имеют возможности реализовать проекты с высоким ценовым порогом либо из-за запрета на законодательном уровне, либо ввиду отсутствия ресурсов.

Чтобы малое предпринимательство не исчезло как класс, должна быть проведена колоссальная работа по совершенствованию нормативно-правовой базы, оптимизации контрольной деятельности и разрешительной практики, упрощению согласования различных документов, особенно в сфере коммерческой недвижимости. Необходимо унифицировать систему бухучета для МСБ, существенно снизить налоговую нагрузку, особенно для начинающих компаний, и главное — ввести мораторий на внесение законодательных изменений, ухудшающих положение МСБ. Возможно, тогда и в сфере МСБ можно будет говорить о сделках по слиянию и поглощению. А пока M&A-сделки — прерогатива только первой категории предприятий с оборотом от 100 до 400 млн долл.